Если договор цессии не оплачен цессионарием

Если договор цессии не оплачен цессионарием

О суде

Возмездность цессии (перевода долга)

Нередко в судебной практике поднимается вопрос: должен ли суд выяснять возмездность цессии (перевода долга), если об этом не заявляет ни одна из сторон.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

Поэтому при рассмотрении судом иска, предъявленного в защиту права, суд должен в первую очередь рассмотреть вопрос о наличии законного права, в том числе в случаях рассмотрения иска, основанного на договоре цессии (перевода долга) — проверить законность цессии (перевода долга), и, следовательно, наличие у стороны спора права, основанного на цессии, либо обязанности, основанной на переводе долга.

В соответствии с пунктом 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Статья 575 Гражданского кодекса Российской Федерации запрещает дарение между коммерческими организациями.

Из смысла статей 572 и 575 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что институт дарения в полной мере применим и к отношениям по уступке права требования (переводу долга), в том числе в части запрета безвозмездной уступки права (перевода долга) между коммерческими организациями.

И, наоборот, дарение права требования (перевода долга) в отношениях между некоммерческими организациями может иметь место с соблюдением требований пунктов 3, 4 статьи 576 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также не запрещена законом безвозмездная передача права требования от коммерческой организации к некоммерческой, в том числе бюджетной, например, учреждению. В то же время если, наоборот, бюджетная некоммерческая организация безвозмездно передаст право (требование), недействительность цессии будет связана уже с иным основанием — отсутствием полномочий на такое распоряжение государственным (муниципальным) имуществом, нарушением специальной правоспособности.

Практика показывает, что неисследованность вопроса о возмездности цессии (перевода долга) является распространенной судебной ошибкой, которая неизбежно ведет к отмене судебных актов.

Указание о возмездности цессии не обязательно в самом договоре.

В силу пункта 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

По мнению Брагинского М.И. и Витрянского В.В., приводящих также мнение Маковского А.Л. и Новицкого И.Б., «отсутствие в соглашении об уступке прав требования, заключенном между коммерческими организациями, условий об оплате цессионарием получаемого права либо об ином встречном предоставлении само по себе не может являться основанием для признания указанного соглашения договором дарения. Напротив, следует исходить из презумпции возмездности всякого гражданско-правового договора, предусмотренной пунктом 2 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации». «поэтому такое соглашение может быть квалифицировано как договор дарения лишь в тех случаях, когда в его тексте положительно решен вопрос о безвозмездности передачи дара либо когда заинтересованным лицом будет доказано отсутствие какой-либо причинной обусловленности безвозмездной уступки права» 1 .

Согласившись с выводами о презумпции возмездности цессии, указанным авторам можно возразить относительно квалификации судом безвозмездности цессии только по инициативе заинтересованного лица. Выше уже было указано, что суд при рассмотрении спора, основанного на цессии, должен проверить законность передачи права. Поэтому, независимо от возражений заинтересованного лица, суду следует выяснить, как стороны предполагают рассчитаться за переданное право требования, чем подтверждаются их приготовления, как они договорились о цене передаваемого права и чем эта договоренность подтверждается. Последнее обстоятельство имеет значение потому, что, хотя право требования как имущественное право и отнесено законодателем к разряду имущества (статья 1128 Гражданского кодекса Российской Федерации), однако, оно имеет свою специфику, отличие от традиционных видов имущества.

Казалось бы, по аналогии с другими договорами, например, договором купли — продажи, при отсутствии в нем условия о цене передаваемого права (перевода долга) ее можно было бы определить по правилам пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации. И, следовательно, при отсутствии прямо выраженной в содержании договора воли сторон на безвозмездность цессии можно было бы считать его возмездным. Однако вряд ли можно рассуждать так, что стороны имели в виду возмездность договора, а в связи с отсутствием соглашения о цене рассчитывали на обычно применяемые цены. Специфика данного имущества делает определение его стоимости по правилам статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации проблемным, затруднительным, если оно не определено сторонами. При заключении такого договора у обеих сторон — коммерческих организаций должен быть экономический интерес, основанный на началах возмездности. Поэтому в любом случае стороны договора о перемене лица в обязательстве должны обосновать этот интерес, в том числе и размер предполагаемого встречного предоставления. В то же время о достижении соглашения по поводу возмездности цессии могут свидетельствовать последующие действия сторон, в том числе встречное соразмерное предоставление цессионарием цеденту.

Во-вторых, следует помнить о возможной мнимости условия о возмездности цессии. Поэтому при выяснении воли сторон относительно возмездности цессии следует выяснить, в частности, причины, почему после заключения договора цессии его стороны на протяжении длительного времени не ставили и не ставят вопрос о возмездном предоставлении и не свидетельствуют ли эти обстоятельства о направленности воли сторон на дарение.

Даже и при наличии в договоре цессии условия об оплате переданного права требования, но отсутствии длительное время реальных действий хотя бы одной из сторон по оплате (истребованию оплаты), суду следует обсудить вопрос о том, не является ли данное условие договора мнимым (статья 170 Гражданского кодекса Российской Федерации) и не является ли цессия ничтожной в силу безвозмездности.

Из закона не следует, что у нового кредитора на момент заключения договора цессии уже должна иметься задолженность перед первоначальным кредитором. Последующая оплата переданного права требования не противоречит закону. Закон не запрещает передачу права требования путем продажи права.

По делу № А-32-2677/2000-15/88 (вх. Ф08-3473/2000) апелляционная инстанция при оценке договоров цессии сделала вывод, что в момент уступки требования у кредитора должна быть задолженность перед новым кредитором, в противном случае цессия безвозмездна. Кассационная инстанция указала, что данный вывод ошибочен. Глава 24 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит обязательного требования о том, что на момент передачи права требования у кредитора должна иметься задолженность, в погашение которой передается право требования. В силу статьи 575 Кодекса цессия между коммерческими организациями должна быть возмездной. Однако закон не регламентирует форму возмездности и, в частности, не запрещает последующую оплату переданного права требования.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.98 № 1676/98 отмечается, что передача права (требования) по договору продажи не противоречит статье 386 Гражданского кодекса Российской Федерации и в целом параграфу 1 главы 24 Кодекса.

Возмездность передаваемого права требования не может ставиться под условие реального истребования новым кредитором долга с должника. Договор, по которому новый кредитор обязался перечислять первоначальному кредитору суммы только после взыскания их с должника, не является цессией, поскольку противоречит главе 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, предполагающей безусловную замену лица в обязательстве. И эта безусловность относится в том числе и к возмездности сделки по перемене лица в обязательстве.

По делу вх. Ф08-1990/99 в договоре уступки права требования предусмотрено, что полученные с должника денежные средства за вычетом определенной суммы цессионарий обязан перечислить на расчетный счет цедента. В связи с этим кассационная инстанция сделала вывод, что первоначальный кредитор из обязательства не выбывает, поскольку остается правообладающим лицом на сумму, превышающую причитающуюся новому кредитору, что противоречит главе 24 Кодекса.

При рассмотрении дела № А-63-1277/2000-С1, вх. Ф08-643/2001 в соответствии договором цессии в счет уступленного права требования новый кредитор должен перечислить первоначальному кредитору стоимость уступленного права после исполнения должником обязательства в полном объеме. Кассационная инстанция указала, что данное условие противоречит статье 575 и главе 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку возмездность цессии носит не безусловный характер, а поставлена в зависимость от исполнения обязательства должником.

Читайте также:  Как не отрабатывать 14 дней при увольнении

По делу № 28/7, вх. Ф08-2640/2000 договором цессии предусмотрено, что после удовлетворения должником уступленного права требования новый кредитор должен рассчитаться с первоначальным кредитором в порядке, определяемом дополнительным соглашением сторон, то есть вопрос об обязанности оплаты переданного права поставлен под условие. Кассационная инстанция указала, что суд, во-первых, не дал оценку этому условию договора, и, во-вторых, не выяснил, произошла ли оплата уступленного права вне зависимости от данного условия договора. 1

Белов В.А. в своей монографии не согласился с аналогичными выводами Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащихся в постановлениях по ряду конкретных дел, считая, что отсутствие четкого законодательного определения в вопросе о том, по какому основанию можно совершить уступку требования, означает, что допустимо любое не противоречащее закону основание. По мнению автора, можно говорить о том, что условие об оплате переданного права только после истребования долга от должника не противоречит закону, поскольку в данном случае не произошло передачи пассива, связанного с требованием — риска невозможности его осуществления, который продолжает оставаться на цеденте 2 .

С таким утверждением трудно согласиться, поскольку смешиваются такие институты, как поручение, по которому кредитор (доверитель) может поручить поверенному совершить определенные юридические действия (в том числе по истребованию долга), и цессия, когда кредитор выбывает из обязательства, и передаваемое действительное право требования должно получить встречное возмездное предоставление. Величина риска невозможности реализации передаваемого права требования может быть учтена сторонами при определении его цены. Смешивание поручения и цессии создает невозможность применения к данному договору норм и того, и другого института. Представим себе ситуацию, когда новый кредитор не будет взыскивать задолженность с должника. Утративший право (требование) первоначальный кредитор лишен возможности при предъявлении к новому кредитору убытков в связи с неполучением возмездного предоставления по цессии доказать их, поскольку по договору цессии новый кредитор не обязывался перед первоначальным кредитором непременно взыскать задолженность. Не может быть к нему предъявлено и требование об оплате права, поскольку обязанность по оплате возникает у него только после истребования задолженности.

Безвозмездность цессии может выражаться не только в отсутствии условия об оплате и фактической оплаты, но и в явной несоразмерности предусмотренной договором цены прав (требований) их объему.

По делу № А-53-134/2000-С1/17, вх. Ф08-1035/2000 кассационная инстанция указала на необходимость дать оценку с точки зрения возмездности условию договора цессии о том, что цессионарий приобрел у цедента за 10 000 рублей право требования по договору поставки 607 тонн семян подсолнечника на общую сумму 455 250 рублей.

Безусловно, что сумма передаваемого по договору цессии права требования и его цена не обязательно должны совпадать, иначе отсутствует экономическая обусловленность такого договора, в особенности при возмездности, основанной на продаже права. В то же время суд должен оценить соразмерность договорной цены права и объема передаваемого права.

Таким образом, могут иметь место различные варианты безвозмездной цессии (перевода долга):

  • Когда в договоре отсутствует условие о возмездности и поведение сторон (статья 431 Гражданского кодекса Российской Федерации) позволяет сделать вывод об отсутствии у них воли на возмездное встречное предоставление.
  • Когда в договоре имеется условие об оплате уступаемого права (требования) либо перевода долга, но поведение сторон свидетельствует о мнимости данного условия.
  • Когда определенная сторонами цена права (требования) или перевода долга явно несоразмерна объему передаваемого требования (перевода долга).

Ю.В.Рыжков*

*Автор: Рыжков Юрий Викторович — судья, стаж работы в Федеральном арбитражном суде Северо-Кавказского округа 5 лет

«Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа», N 1, апрель-июнь 2001 г.

1 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С.346.

2 Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2000. С.244.

МОМЕНТ ПЕРЕХОДА ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ К ЦЕССИОНАРИЮ ПО ДОГОВОРУ ЦЕССИИ

Е.А. РЫЖКОВСКАЯ

Относительно момента перехода права собственности на вещь к ее приобретателю по договору российское гражданское право исходит не из системы соглашения, а из системы передачи, связывая этот момент с моментом передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК РФ). Это норма не может быть использована при определении момента перехода права требования к цессионарию, т.к. вещи и имущественные права являются разными видами имущества в системе объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ).

В свое время в п. 11 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), доведенного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 [1], был сделан вывод о том, что "невыполнение первоначальным кредитором обязанностей, предусмотренных пунктом 2 статьи 385 ГК РФ, по общему правилу не влияет на возникновение у нового кредитора прав в отношении должника. К новому кредитору права (требования) по общему правилу переходят в момент совершения сделки уступки права (требования). Передача документов, удостоверяющих право и подтверждающих его действительность, производится на основании уже совершенной сделки".

Законодатель сегодня закрепил вышеуказанную позицию, выработанную судебной практикой, в п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, где предусматривается, что требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное. Однако необходимо заметить, что выглядит не совсем логичным помещение нормы о моменте перехода требования к цессионарию в статью под названием "Права и обязанности цедента и цессионария". Представляется, что было бы целесообразнее посвятить такому вопросу отдельную статью. Ведь переход права требования является тем правовым результатом сделки цессии, к которому стремятся ее стороны, в силу чего важность правильного и точного определения этого момента очевидна.

В соответствии с п. 2 ст. 826 ГК РФ при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

В ст. 5 (b) Конвенции УНИДРУА о международном факторинге, принятой в Оттаве 28.05.1988 (Российская Федерация присоединилась к этой Конвенции — Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 86-ФЗ "О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА по международным факторинговым операциям"), установлено, что положение факторингового контракта, согласно которому будущие денежные требования предназначены для уступки финансовому агенту по мере их поступления, не требует заключения какого-либо нового акта об уступке требования [2].

В соответствии с п. 2 ст. 8 Конвенции Организации Объединенных Наций об уступке дебиторской задолженности в международной торговле, принятой Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 2001 года N 56/81 [3], в отсутствие договоренности об ином уступка одной или более статей будущей дебиторской задолженности имеет силу без необходимости совершения дополнительного акта передачи для уступки каждой дебиторской задолженности.

Вопрос о моменте перехода права требования от цедента к цессионарию по договору цессии неоднократно обсуждался в цивилистической литературе. Например, Л.А. Новоселова пишет: "Такой договор носит характер распорядительной сделки, не создает каких-либо обязательственных правоотношений между его участниками, поскольку преследуемая при его заключении цель — переход права — достигается непосредственно в момент его совершения [4, с. 30]. Той же позиции придерживается ряд других авторов [5, с. 25]. В другой работе Л.А. Новоселова отмечает, что право требования переходит к цессионарию, как правило, в момент оформления акта (сделки) уступки, причем момент перехода права может отстоять по времени от заключения договора, являющегося основанием передачи, но не может быть определен датой более ранней, чем дата заключения договора о передаче права требования [6, с. 29]. В.А. Белов считает, что договор цессии консенсуален и вступает в силу с момента достижения сторонами соглашения по существенным условиям, если стороны не договорились об ином. В.А. Белов при этом исходит из следующего (как представляется, справедливого) понимания реальности сделки: реальна сделка, которая считается совершенной в момент производства действий, составляющих ее содержание (в момент передачи вещи, выполнения работ, оказания услуг и пр.) [7, с. 117, 138 — 139]. Не соответствующей действующему гражданскому законодательству представляется точка зрения О.А. Колесникова: ". момент перехода права должен определяться моментом, когда должник узнал или должен был узнать о передаче обязательственного права" [8, с. 15]. Нетрудно заметить, что в последней приведенной формулировке заложено противоречие: право переходит, когда должник узнает о переходе. Согласно п. 3 ст. 382 ГК РФ должник уведомляется об уже "состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу". В законодательствах стран немецкой правовой семьи (Германии, Австрии, Швейцарии) уведомление должника не влияет на момент перехода права требования к новому кредитору. Напротив, в странах романской правовой семьи (Франции, Италии), а также в греческом ГК этот вопрос решается противоположным образом [9, с. 163 — 164, 168 — 169; 10, с. 464 — 466].

Читайте также:  Аттестация воспитателя на соответствие занимаемой должности 2018

Представляется, что обязательственный договор уступки требования может быть как консенсуальным, так и реальным. Эта точка зрения разделяется рядом ученых [11, с. 466]. Условие о моменте перехода права является условием договора, являющегося основанием для такого перехода, договора, порождающего обязательственное правоотношение между сторонами (основного договора), а не условием распорядительной сделки по передаче и принятию права требования (вспомогательной сделки) [12, с. 106 — 108]. Например, при заключении реального договора дарения имущественного права (требования) к третьему лицу исполнение сделки совпадает с моментом ее заключения, т.е. право переходит к цессионарию в момент заключения такого договора. При заключении консенсуального договора, из которого возникает обязанность передачи права (например, договора купли-продажи), оно переходит к цессионарию в момент совершения вспомогательной сделки по передаче и принятию требования, которая совершается в сроки, установленные основным договором, либо в сроки, предусмотренные ст. 314 ГК РФ. В силу диспозитивного характера нормы п. 2 ст. 389.1 ГК РФ стороны основного договора могут также привязать момент перехода права к определенному сроку, обусловленному событию, моменту оплаты, передачи документов, подтверждающих требование, моменту уведомления должника об уступке и пр. В последнем случае необходимости в совершении вспомогательной сделки по передаче права нет, и оно переходит к цессионарию в момент, определенный сторонами в договоре (или в момент наступления оговоренного условия). К примеру, положения п. 2 ст. 112 и п. 2 ст. 140 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" устанавливают, что условия договора купли-продажи прав требования должника, заключаемого в ходе процедур внешнего управления и конкурсного производства, должны предусматривать получение денежных средств за проданное право требования не позднее чем через тридцать дней (в конкурсном производстве — тридцать рабочих дней) с даты заключения договора купли-продажи, а также переход прав требования только после их полной оплаты. Такое требование законодательства о банкротстве продиктовано целями реального восстановления платежеспособности должника (на стадии внешнего управления), а также наиболее полного удовлетворения требований его конкурсных кредиторов (в процедуре конкурсного производства).

При рассмотрении конкретного дела Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал следующее.

Выводы судов трех инстанций о недействительности договора уступки являются ошибочными. Стороны поставили приобретение цессионарием спорного права требования и утрату его цедентом в зависимость от поступления полной суммы оплаты. Истолковав указанные положения этого договора, суды сочли, что переход прав от банка к обществу не состоялся, а неисполнение обществом обязательств по оплате в полном объеме влечет его недействительность.

Между тем названные условия договора уступки на его действительность не влияют, так как согласуются с принципом свободы договора (статья 421 Кодекса) и не противоречат параграфу 1 главы 24 Кодекса, который не содержит положений, исключающих возможность включения в договор, на основании которого совершается уступка прав, положений, обусловливающих момент перехода уступаемых прав от цедента к цессионарию исполнением последним своих обязанностей по оплате приобретаемого права. Таким образом, правовая позиция по данному делу предусматривает, что условие договора уступки права требования, предусматривающее переход права после его оплаты, не может являться основанием для признания этой сделки ничтожной [13]. Изложенная позиция представляется логичной и обоснованной.

В другом деле Арбитражный суд Северо-Западного округа анализировал договор уступки, по условиям которого цедент передает, а цессионарий принимает на себя право требования цедента по договору поставки. Хотя и нет возможности увидеть подлинный текст договора цессии, из формулировок судебного акта можно предположить, что стороны заключили договор уступки (купли-продажи) права требования, в котором сливается в один документ обязательственная сделка — основание уступки и распорядительная — сам акт передачи права, определив момент перехода права к цессионарию в соответствии с п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, т.е. привязав его к моменту заключения договора. Договор уступки определял, что право требования цедента передается цессионарию в том объеме, который существовал на момент заключения договора, что подтверждается реестром отгруженных накладных. Согласно договору уступки цедент обязан передать цессионарию в 10-дневный срок с момента полной оплаты уступаемого права требования все необходимые документы, удостоверяющие права (требования), а оплата уступаемого права должна быть произведена цессионарием в течение 10 дней с момента подписания договора.

Кассационная инстанция отказала цеденту во взыскании задолженности по договору уступки права требования, руководствуясь следующим. По своей правовой природе переход прав требования по возмездной сделке является продажей имущественных прав. В соответствии с ГК РФ его общие положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.

Стороны предусмотрели в договоре предварительную оплату уступаемого права требования (такой вывод кассационной инстанции противоречит вышеприведенному выводу о том, что цедент передал требование цессионарию в момент заключения договора цессии). Согласно ГК РФ в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила статьи о встречном исполнении обязательства. Последствия неисполнения обязанности по предварительной оплате урегулированы нормами ГК РФ, которые исключают возможность ее принудительного истребования, поэтому требования цедента не основаны на законе.

Суд также посчитал, что первоначальный кредитор не выбыл из обязательственного правоотношения в момент заключения договора уступки, поскольку не передал цессионарию все необходимые документы, удостоверяющие права (требования), в том числе реестр отгруженных накладных и сами накладные, которые являются первичными бухгалтерскими документами, подтверждающими сумму задолженности по договору поставки, в связи с чем право требования к новому кредитору не перешло, а значит, отсутствуют основания для взыскания с цессионария платы за уступаемое право требования.

Приведенные выводы кассационной инстанции выглядят сомнительными в случае, если переход права требования действительно состоялся в момент заключения договора уступки, а условие о его оплате в кредит суд неверно квалифицировал как условие о предварительной оплате. Кроме того, отождествление исполнения цедентом обязанности по передаче цессионарию документов, подтверждающих уступленное требование, с моментом его перехода прямо противоречит действующему законодательству [14].

Обусловленность момента перехода требования к цессионарию моментом полной оплаты им требования с практической точки зрения весьма целесообразна для снижения рисков цедента, заключающихся в возможном банкротстве цессионария. Действительно, предположим, что A. (цедент) заключил с B. (цессионарий) договор, по которому право требования переходит к B. в момент заключения такого договора и подлежит оплате в течение 30 дней. До исполнения обязательств по оплате перешедшего требования B. (уже являющийся обладателем этого права) признан банкротом. В такой ситуации требование поступит в конкурсную массу банкрота, а A. встанет по общему правилу в третью очередь в реестре требований кредиторов B., и, скорее всего, не получит удовлетворения своих требований в конкурсном производстве. В то время как если бы такой договор цессии был сконструирован как консенсуальный, т.е. если бы стороны оговорили, что право требования цедент передаст только после полной его оплаты цессионарием, первоначальный кредитор был бы защищен в достаточной степени от рисков банкротства цессионария, т.к. по правилам ст. 328 ГК РФ в случае несостоятельности последнего и неоплаты по договору цессии цедент мог бы просто воспользоваться правом на отказ от исполнения договора цессии и минимизировал бы размер своих убытков.

Читайте также:  Для чего нужен раздельный сбор мусора

То же замечание касается перехода будущего требования, которое в соответствии с п. 2 ст. 388.1 ГК РФ, если иное не установлено законом, переходит к цессионарию с момента его возникновения. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее. Так или иначе, согласно смыслу этой нормы будущее требование не возникает сразу у цессионария, а переходит к нему от цедента, а значит, на какое-то время (на 1 "юридическую секунду") сначала возникает у цедента. Причем норма не предусматривает обратного действия правового результата уступки: момент перехода права — момент его возникновения, не ранее. Более поздний момент перехода может быть установлен договором, более ранний — только законом. Но если закон не установил таких случаев, а цедент признан банкротом, должно ли требование перейти к цессионарию или должно быть аккумулировано в конкурсной массе? Действующее законодательство не позволяет, к сожалению, однозначно ответить на этот вопрос.

В заключение, соглашаясь с необходимостью обеспечения законодательством безопасности участников гражданско-правовых отношений, снижения для них различных видов рисков [15, с. 82 — 83], можно привести следующие предложения для ведения договорной работы участников российского гражданского оборота. Представляется, что более целесообразно с точки зрения защиты интересов цедента в договоре цессии определять момент перехода права моментом полной оплаты требования цессионарием. Кроме того, для защиты прав цессионария важно предусматривать конкретные сроки передачи цедентом цессионарию документов, подтверждающих уступленное право, максимально приближенные к моменту перехода требования, т.к. эти документы снабжают требование доказательственной базой и возможностями реального осуществления. Обладание требованием без подтверждающих его документов не имеет смысла.

Список литературы

1. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2008. N 1.
2. Конвенция УНИДРУА о международном факторинге. URL: http://www.conventions.ru/view_base.php? >3. СПС "КонсультантПлюс".
4. Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут, 2003.
5. Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования // Очерки по торговому праву: Сб. науч. тр. / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 1999. Вып. 6.
6. Новоселова Л.А. Перемена лица в обязательстве // Гражданин и право. 2001. N 12.
7. Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001.
8. Колесников О.А. О моменте перехода обязательственных прав на основании сделки // Арбитражная практика. Специальный выпуск "Уступка права требования (практика рассмотрения дел в арбитражных судах)". 2001.
9. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. / Пер. с нем. М.: Международные отношения, 1998. Том 2.
10. Годэмэ Е. Общая теория обязательств / Пер. с фр. И.Б. Новицкого. Юр. Издательство Министерства юстиции СССР. М., 1948.
11. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 2002. Книга первая: Общие положения. Автор гл. V — М.И. Брагинский.
12. Рыжковская Е.А. Правовая природа уступки требования // Российский юридический журнал. 2004. N 4 (44).
13. Постановление Президиума ВАС РФ от 30.03.2010 N 16283/09 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2010. N 6.
14. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 июня 2015 г. N Ф07-3502/15 по делу N А66-7492/2014 // СПС "КонсультантПлюс". Документ опубликован не был.
15. Жевняк О.В. Проблемы гражданско-правового обеспечения безопасного использования электронных средств платежа // Проблемы обеспечения безопасного развития современного общества: Сборник трудов IV Международной научно-практической конференции. Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, Институт экономики Уральского отделения РАН. 2014.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Сделка цессии – весьма рискованная операция, причем для всех сторон данных правоотношений: должника, цедента (первоначального кредитора) и цессионария (нового кредитора). Поэтому увеличение оборота прав требования влечет за собой пропорциональное увеличение споров по договорам цессии.

Об основных рисках, которые возникают у цессионария и должника, а также об основных способах их минимизации и поговорим в статье.

1. Лжецессионарий.

Суть проблемы: цессионарий создает видимость заключения сделки цессии с новым кредитором, который заявляет требование о выплате долга. Должник долг выплачивает, после чего выясняется, что права требования новому кредитору не передавались либо сделку признают недействительной. Значит, должник должен снова выплатить задолженность первоначальному кредитору.

Защита для должника: детально регламентировать процедуру уведомления о цессии в части сроков уведомления и формы уведомления (почтовым отправлением, нотариальным уведомлением).

2. Двойная уступка или плати дважды за один долг

Суть проблемы: недобросовестный цедент дважды уступает права требования к должнику разным кредиторам. После того, как должник получил уведомление от первого кредитора и начал производить оплату долга второй кредитор также заявляет требование об уплате долга.

Защита для должника:

  • нотариальное уведомление о сделке цессии, которое должно поступить от цедента или от цедента и цессионария,
  • включить в договор цессии условие, что вместе с уведомлением о цессии цедент направляет должнику оригинал договор уступки.

РИСКИ ЦЕССИОНАРИЯ (НОВОГО КРЕДИТОРА

1. Недействительность уступаемого права.

Суть проблемы: цедент уступает право, которое у него на момент отчуждения отсутствует либо сделка, по которой передаются права, признаны недействительны. Например, ИП передал Обществу права требования по договору поставки к Кооперативу. Комплект передаваемых документов включал товарные и товарно-транспортные накладные, договор поставки, акты сверки расчетов, подтверждающие наличие задолженности.

После направления претензии о выплате долга выяснилось, что за несколько дней до заключения договора цессии должник и цедент произвели взаимозачет требований по договорам поставки и задолженность у должника отсутствует.

Суд удовлетворил требование цессионария о взыскания уплаченной стоимости прав по договору цессии денежных средств.[1]

Защита для Цессионария:

а)включать в договор условия о выплате штрафов на случай недействительности требований,

б) рассрочка оплаты стоимости прав требования до момента подтверждения долга.

2. Двойная уступка

Суть проблемы: после заключения сделки цессии цедент обращается с иском о признании цессии недействительной, поскольку права требования ранее были уступлены другому цессионарию.

Пример, цедент уступил 24.02.2011 права к должнику в пользу Цессионария 1, а 16.03.2011 те же права в пользу Цессионария 2. Суды не признали сделку с Цессионарием 2 недействительной, потому что (а) по заявлению Цедента в деле о банкротстве должника заменила кредитора именно на Цессионария 2, (б) Цессионарий 2 оплатил стоимость прав в полном объеме, (в) Цессионарий 2 получил оригиналы документов по требованию к должнику.[2]

Защита для Цессионария: получить оригиналы документов, подтверждающих требование к должнику; обеспечить скорейшее уведомление должника о совершенной сделке.

3. Низкая / высокая по сравнению с рынком цена уступаемого права требования.

Суть проблемы: цедент уступает право требования по цене в разы, а то и десятки раз ниже/выше самого требования к должнику. Впоследствии, цедент подает иск о признании сделки цессии недействительной, основываясь на получение ущерба из-за нерыночной стоимости сделки. Пример, цедент уступил цессионарию права требования к должнику на сумму 270 млн. рублей по цене 265 мнн. Рублей. Цессионарий стоимость прав не оплатил. Рыночная стоимость прав требования была многократно завышена и составляла в реальности 4,5 млн. рублей. Такая разница в цене прав по договору и цене по рынку привела суд к выводу, что цедент подарил права требования цессионария. Поскольку дарение между коммерческими организациями запрещено сделку признали ничтожной.[3]

Защита для цессионария – описывать механизм ценообразования в договоре цессии.

В заключении отмечу. Перечисленные механизмы защиты не являются исчерпывающими, поскольку каждая сделка по-своему уникальна и требует своего комплекта средств активной обороны от потенциального мошенничества.

[1] Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 25.10.2017 N 02АП-7261/2017 по делу N А28-14766/2016

[2] Постановление Пленума ВАС РФ от 11 июня 2013 №18431/2012

[3] Определение ВС РФ от 02.12.2015 по делу А41-42963.2015

Ссылка на основную публикацию
Еротский денис сергеевич барнаул
Из-за вероятных добытчиков криптовалюты в жилых квартирах стояла жара +40° С и мешал шум работающих устройств. Герои нашего сюжета куда...
Дополнительное соглашение на продление договора аренды квартиры
Что значит пролонгация: когда можно, а когда нельзя Пролонгация продлевает срок действия сделки. Увеличить срок действия большинства соглашений можно в...
Дополнительное соглашение о продлении срока займа
В ситуации, когда приближается срок погашения займа, но денег на выплату долга нет, необходимо обратиться к заимодателю с заявлением о...
Если алиментщик увольняется кто сообщает приставам
Если в организации трудится работник, который обязан уплачивать алименты на основании нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов, судебного приказа или...
Adblock detector